Иосиф Андреевич Павлишак

Павлишак Иосиф Андреевич Заслуженный художник России автобиография Наброски для биографии, фрагменты.

"Когда в 1951 году я, окончив Художественный институт, вышел в жизнь свободным художником, то первое, чего я очень боялся,- не потеряться. Не скатиться к сравнительно благополучной жизни художника-ремесленника,нетерзающего себя поисами "своей" живописи. Можно сказать, что выбор был ограничен Худфондом с его бесконечными - на всю жизнь - производственными заказами и педагогической деятельностью. Попробовал уйти от заказной работы в педагогику, Но, поработав год, понял, что и здесь для художника таится погибель. Уроки, педсоветы,дежурства и пр. так высушивают художника и его палитру, что впору "Караул!" кричать. Остался второй вариант: художественные мастерские ХФ. Постучался туда. Первые годы были ужасны. Работу давали только портретную. Надо было по фото-эталонам делать портреты - по несколько штук одного лица, чтобы, когда их ставят вместе, они ничем не отличались друг от друга. Кагановичи, Калинины, Микояны и т, п. ...были нередки случаи, когда худсовет и цензор(Кондратенко) всё браковали. Хотелось всё бросить и бежать из этого заведения. Коллеги же довольно спокойно и без терзаний освоили эту работу ( эпидиоскоп, припорохи и пр. ремесленные ухищрения), печатая один в один портреты и получая приличный заработок. Для меня же это был черный период в жизни. Я был на грани... Приходилось дорабатывать поправки, заказов мне давали мало.

В этой сложной ситуации я устоял. Все мои помыслы были направлены на настоящую работу: круглый год писал бесконечно много этюдов.Летом, осенью и весной моей мастерской была природа ( мастерской тогда и в помине не было). Зимой писал модели, не пренебрегал редкими студийными занятиями в Фонде. Стал участвовать в местных выставках, потом - в московских, был принят в члены СХ. Став председателем правления Калужской организации Союза художников, ещё больше уплотнил свой режим, где творчеству отвелещё больше времени. Работал осознанно, целенаправленно. Даже к самому маленькому этюду отношение было ответственно-серьёзное. К этому времени выявилось творческое ядро в среде местных художников. Это уже был просвет! Огромную пользу, а скорее- огромный заряд я получил в работе на творческих дачах а Переславле-Залесском, в Гурзуфе. Думаю, что это стало моим этапом в реализации творческих идей. У меня появились свои темы, утвердилось своё понимание живописи.

Я внимательно вглядывался в человека, живущего и работающего на воздухе,в деревне. Он органично вошёл в мои картины, слился в единый гимн красок с природой. Я понял, что трудно разорвать это единство человека, живущего и работающего в деревне с окружающей его природой. Отсюда начались мои картины "Стогуют" - по живому наблюдению в Козельском районе. "На земле Калужской", "Доярка Стефанова", "Гулянье на селе". А картины "Народный хор", "Деревенские артисты" получили своё начала от поездок в сёла Хвастовичского района Пеновичи и Подбужье.

Рецензенты часто говорят о влиянии на моё творчество импрессионистов. Это подметил в своём выступлении на открытии выставки и искусствовед Обухов. Я с этим согласен. Очевидно совпадают те задачи, которые решали французские импрессионисты, и к которым пришёл я, следуя принципам раздельного мазка, способствующего передаче вибраций воздушной среды, окутывающей предмет, пространство, фигуру. Крымские этюды наиболее ярко отражают это стремление к светлой, искрящейся гамме.

Любимыми мною работами являются полотна Грабаря " Март", "Хризантемы", "Февральская лазурь" и другие. Многое люблю у Коровина, Жуковского, Туржанского. Все они любили природу, очень тонко её чувствовали и таким образом несли людям своё открытие природы, окружающего мира. Работа на природе аккумулирует художника. Заряжает его до тех пор, пока заряд не переполнит его и не потребует разрядки в виде картины или цикла картин, где художник реализует те импульсы, которыми пронизывала его природа. Картины должны дышать жизнью. Она рвёт душу художника, требуя выхода на холст. Этот период - сродни заболеванию...

Тяга к постоянному совершенствованию дала положительные результаты. К моей радости это было отмечено при экспонировании картины "Северный мотив" известным советским искусствоведом Кеменовым (прим.: Кеменов Владимир Семёнович - в 1938-1940гг директор Третьяковской галереи), давшим очень высокую оценку полотну. Признателен я также многим замечательным людям, в те ранние годы заметившим моё серьёзное отношение к искусству, способтсвовавшим дальнейшему развитию моего творчества.Это - Игорь Шедвиговский, Михаил Михайлович Днепровский. К месту будет сказано, что на моём жизненом пути встречалось много доброжелательных замечательных людей - это: А. В. Фадеев, М.А. Викторова, Т. А. Калашников, позже - институтские преподаватели Пютсепп, Выэрханзу, А. Старкопф, в Калуге - А. Казак, В. Обухов,в Москве - Е. Зверьков, С. и А.Ткачёвы, О. Богословская, З. Шеринговская, в Туле - М. Кузина и ещё много можно было бы назвать поимённо.Все они оставили добрый след в моём сердце на все годы."

Иосиф Павлишак.